Самодельная пушка для танка

Дрожин Виктор Иванович: другие произведения.

Для тех кому фентези и попытки милых дам внести в фантастику своё видение ситуации выглядит неуместно. В этом тексте использую реальные события и все технические характеристики,лишь как основу. Достоверными данными о начале войны оперируют военно-исторические порталы. У Г.Г. карабин с шестью патронами выдумка автора,как напоминание что это фантастика, всё остальное вооружение соответствует реальности.

Возможно выйдет сериал - Валгала РУСИ.

Дедов оберег.

Станиславская область(стала называться Ивано-Франковская после 9 ноября 1962 года),,28 июня 1941 год. Санька Матвеев лёжа в яме,из под корней поваленной бурей ели, плакал от боли. В левой ноге горели огнём две сквозные дыры, напоминая о посещении хутора местных жителей.

- Напился называется водички...-ругал себя парень и свою детскую наивность.

Первый день,начавшейся войны,провёл сидя в полуторке, развозящей муку по пограничным заставам. Спорить с распоряжением всесильного НКВД,по оказанию помощи в снабжении пограничных застав,не хотел ни кто. Да и с соседями надо поддерживать хорошие отношения,решило армейское командование.

Сидя рядом с Гришкой в кабине,держал карабин между ног и не мог поверить своим глазам. Самолеты,которые видел до этого момента лишь пару раз,длинными колоннами летели? с запада и своим звуком напоминали гудяших шмелей. Смотрел,по наивности не осознавая всю опасность, гулящейй над головой,с детским восхищением воскликнул.- Гриша,ты гляди, сколько самолётов!

А усталый водитель и не смотрел на небо,думая о том что обнаглевший начпродсклада послал его в ночь,с этим зелёным ещё бойцом,доставить к четырем часам муку на заставу. И все из-за того, что в пятницу двадцатого июня,припёрся от своей крали на службу поддатым и похмелялся с летёхой до обеда. А теперь приходится сидеть целые сутки за баранкой,развозя продукты по границе. Ещё слышал что недобитки буржуйской шляхты нападают на одиночные машины,потому и Матвеева с ним послали,а тот вместо того чтобы за дорогой следить, на небо пялиться с открытым ртом, самолётов что-ли не видел, дурак. А про то,что и пальнуть могут из кустов, вообще не думает. Ну ни чего, сейчас вернёмся в часть,доложусь что груз доставлен точно к трём утра,повар-старшина сияет счастливый,как новый пятак, может испечь хлеб к воскресному обеду. Хотя и его понять можно,два дня сухари пришлось грызть его бойцам, вместо мягкой, ароматной горбушки. Ну ничего, сейчас все довольны,кроме него,ну ничего,ещё не много и приедем домой,в родную часть. Только что-то громыхает позади,из района заставы,у них чего, учения какие-то начались? Странно...-подумал водитель, обычно? о том Гриша узнавал заранее,-хотя кто его знает.

Полуторка пылила по пустынному просёлку, оставляя за собой километр за километром,удаляясь от границы. Выпавшая роса поблёскивала бриллиантами на траве,росшей вдоль дороги,сверкала под лучами восходящего солнца.

Объезжая колдобины водитель думал о происходящем,иногда бросая взгляд на своего спутника, - Жаркое лето будет судя по всему,небо без единого облачка. Вон этот салага высунул голову наружу,не привык к такому в своей Чите,там у них может и снег под кустами лежит. Хорошо что сейчас сидит тихо,устал бедняга видно от поездки, с непривычки. А то все время тарахтел балабол,о своем детдоме,о том что он первый из всех был принят в комсомол,о том что ещё не решил куда податься после армии. И пока мешки с мукой разгружали пограничники не замолкал,всем поведал какая хорошая и пригожая, ждёт его красивого из армии. Думаю что врал, молокосос этот Матвеев ещё. Хотя если честно,от его трёпа польза есть,не возможно заснуть за рулем. А глаза уже слипаются,не помогает крепкий чай выпрошеный на кухне. Час осталось трястись до части,машину загнать в гараж, накладные дежурному и в люлю, давить подушку не глядя на часы. Начальство в части по воскресеньям нет,высплюсь до обеда,поем и до вечера в самоволку.

Размышления водителя, обшарпанного ГАЗ-АА,прервал снаряд, угодивший в радиатор грузовика.

Юнкерсы 87 летели после успешной бомбёжки аэродрома советов, оставив после себя пылающие остатки истребителей противника,стоявших ровными рядами,как на выставке. Ни малейшего намёка на существование ПВО,маскировку,чёткие,контрастные цели. Воодушевления пилотов было полным,не боевой вылет а как будто учения,бомбы ложились в цели с снайперской точностью,а вот для истребителей прикрытия целей не осталось.

Такой скучный и досадный вылет они давно не помнили. Боезапас почти не тронут, небо на удивление? чистое, русские словно парализованные внезапным ударом. И тогда почему бы не развлечься,на бреющем по проезжающим машинам,телегам,домам всего одна,две очереди, казалось бы ерунда, но для внесения общей неразберихи довольно и этого. Дополнительный хаос облегчит доблесным солдатам Вермахта разгром большевиков. Надо только получить разрешение у командира,хотя он свой парень,не откажет. Подопечные в полной безопасности, волноваться не надо, русские сейчас заняты подсчётом потерь.

Мессершмит 109 ведущего как на зло промазал,зато его ведомый Юрген положил снаряды точно в лоб того рындвана,неспешно ползущего по грунтовой дороге. Смотреть на результат некогда,надо догонять своих комарадов.

Из перевёрнутого на левый бок грузовика,с большим трудом выбрался,пришедший в себя спустя час, рядовой боец Красной Армии Матвеев Александр,а по батюшке Владимирович,так в детдоме решили,по Ленину,в духе того, что происходило в двадцатых годах. В подраной,окровавленный гимнастерке,галифе в моторном масле,пилотка хрен знает где.

-Мой карабин! Где мой карабин? -запаниковал парень.Заглянув сквозь разбитое лобовое стекло застыл, не веря своим глазам. Гриша,водила, уставился на него, неподвижный,побелевший как снег,с торчащим из его груди куском какого-то железа. Из последних сил попытался сказать что-то,но увы,вместо слов из рта потекла по щеке алая кровь. И в этот момент Санька понял что он сам,сам,его друга больше нет, одиночество опять тут.как когда то в детстве,мамка в лесу умерла оставив его самого. Успела убежать из села,когда внезапно налетела болшая банда недобитков-белогвардейцев,озверевшие от попытки жителей оказать какое-то сопротивление,шашками рубили всех подряд. А маманя успела его спасти,и когда уже скрылись? в густых кустах,выпущенная в след пуля попала ей в спину. Из последних сил довела его до спасительного оврага, там бездыханная упала на грешную землю. А зарёваный,шестилетний парнишка,теребил её рукав долго,долго- Мам вставай! Простудишься,ну Мама! Ты чего! Вставай!...

Алый цвет ручейка крови завораживал взгляд, стекаясь в лужицу на осколках стекла,вылетевших из водительской двери. И вызывали неприятный поток воспоминаний,вот он тормошит ситцевый рукав мамы,дед Артем, местный пасечник, размашисто креститься рядом. Потом идет за телом мамы,лежащим в волокуше,мозолистые руки деда держат его собранные впопыхах вещи,похороны жертв,в наполовину сгоревшей селе и причитания выживших. Год проведённый в землянке, на пасеке,как минута,после горсть земли в руке,которая падает на гроб приютившего одинокого мальчишку деда, единственное что от него осталось бирюзовый камушек вплетённый в кожанный ремешок. И Пермь,сперва казавшиеся невероятно огромным городом,скитаний с безпризорниками, милиционер ведущий его в детдом, запах кислых щей и кусок? чёрного хлеба, ощущение сытости впервые за последние полгода. ФЗУ,работа в железнодорожной мастерской и каморка на чердаке, единственное что с его зарплатой можно было позволить. Март сорок первого, покалывание кальсонов выданных старшиной,присяга. Калейдоскоп событий секундой пролетел перед ним, осталось только постоянное ощущение полного одиночества.

Прийдя в себя,с большим трудом вытащил карабин,сквозь разбитое лобовое стекло, стараясь не дотронуться мертвого Гриши, не в силах поверить в происходящее. - Да как же так, ведь совсем недавно он жаловался на столько раз пробитое колесо,почти лысую резину,на хитрожопого старшину со склада ГСМ. Как могло такое случится,пролетающие на низкой высоте,два самолёта открыли по ним огонь,и полетели спокойно дальше. Вон,позади грузовика,на обочине, небольшие воронки от разорвавшихся снарядов. Получается что стреляли оба,это уже не случайность, помутнение ума пилотов. Ничего не понятно,не возможно поверить, они сошли с ума! - пытался разобраться в происходящем растерянный парень. Саня ещё не понимал,что началась страшная война,что должен благодарить халтурщика чеха,по чьей вине взрыватель, того единственного снаряда попавшего в грузовик не сработал. Но и этого было достаточно для мотора старенького Газона, стальная болванка разорвала его легко,осколки от чугунного блока веером прошлись по водителю,а самый крупный зарылся точно по центру груди.

-Нельзя ничего трогать,скоро приедет милиция,они быстро разберутся во всём. Точно помню, когда год назад,в Перьми, пьяный машинист убил в драке своего соседа,милиция запретила что либо трогать,пока следствинная группа не приедет. Да, точно, сейчас приедут, надо обождать,какая сегодня жарища,вон там под деревом,в тени. Что это так громыхает, чистое небо,не облачка, ничего не понятно. - бормотал тихо, перескакивая с одного на другое, поглядывая на горизонт.

Сидя под деревом,смотрел на перевёрнутый грузовик,положив рядом с собой,в густую траву,карабин, пытался опять объяснить себе происшедшее и не находил ответа,-Такого просто не может быть!-Терзаемый мыслями и усталостью, от безсонной ночи,сам не приметил как задремал. Пролетевший немецкий передовой дозор, из трех мотоциклов, своим звуком не успел? его разбудить, лишь когда,лязгая гусеницами, угловатый Т-2 остановился на минуту, возле лежащего на боку газона и когда её командир разглядывал мертвого Гришку,он открыл глаза и замер от испуга. Танк, выпустив серое облако дыма,двинулся дальше,а позади него три гробообразных полугусеничных бронетранспортера,с весёлыми, охмелевшими от безнаказанности солдатами. Такое хорошее начало войны,погранзастава взята походя, прошлись просто,как на курорте,добивая штыками тех кому удалось выжить после удара стопяти мелиметровок. Небольшая казарма рассыпалась как карточный домик а конюшни с пристройкой запылали, после первого попадания снаряда. Похоже что там было что-то легко воспламеняемое, может бочка с керосином или бензином,кто может понять этих русских. Лишь в двух местах налетели на хорошо замаскированные пулемётные точки. Могли быть и жертвы среди солдат, ситуацию спасла неопытность красноармейцев, слишком рано открыли огонь. Прошедшие горнило Франции, опытные воины скрылись из-за брони,приданная для усиления двойка, своим автоматическим орудием разнесла новенькие максимы,превратив в трудно-узнаваемые кучи металла. Путь дальше,до ближайшего села был свободен. Ну а там уже легче, почти половина жителей,по данным разведки, лояльнна Германии, достоверность гарантирована по линии католической церкви. А с другой половиной жителей Вермахт в состоянии и сам разобраться, кого сразу к стенке,кого и определить для выполнения работ по приведению этого чёртового просёлка в божеский вид, колдобина на колдобине,ужас,как тут они передвигаются? А в это же время пулемётчик второго бронетранспортера поучал молодое пополнение.

- Ханс ты давеча рассказывал о своей Баварии,как вы в состоянии выпить пива бочку и не быть пьяными?. Ну так знай,я тебе полностью верю, ещё надо добавить и наблюдательность у вас развита отличная. Но вот думаете вы там пузом, судя по тебе.

Сидящие рядом солдаты хорошо знали вьедливую натуру Гюнтера и в предвкушении замолчали,ожидая что последует дальше.

-Ханс,ты так здорово умеешь орать, словно вырос в горах,я чуть не оглохнул от твоего крика. Большевик! Большевик! Там под деревом большевик! Ну и чего так орать, спрашивается? Ты что, думаешь я его не увидел? Так спешу обрадовать тебя мой друг,я его снял ещё когда мы проезжали воон тот поворот. А ты в то время копался в носу, надеюсь нашел что-то стоящее? А теперь включи свои мозги, хотя бы на кратко. Грузовик видишь? - с озабоченным видом разглядывая салагу, спросил старый пройдоха.

Тот,ещё не понимая что попался и сейчас последует очередная порция философии, бодро рапортовал,- Да, Гюнтер он мог перевозить большую группу большевиков!

Снисходительно посмотрел на в салагу опытный,но ленивый солдат,начал делиться своей мудростью;- Ребята смотрите на это чудо, грузовик для перевозки людей во всех,я специально на то обращаю ваше внимание,во всех армиях оборудуются лавками! А что здесь? Развалюха для доставки груза, где единственное место для людей это кабина,там и для двоих маловато будет места. Думаем головой дальше, если конечно вам это удастся, водитель внутри мертвый, это первый номер а тот под деревом второй. Продолжим работу головой,что иногда очень полезно, тот под? деревом сидит всё время неподвижно,в окровавленном и порванном обмундировании, оружия у него нет,на шум издаваемый танком не реагирует. Из этого делаем салаги следующий вывод, второй номер здох, отправился в свой коммунистический рай,а может и ад,мне абсолютно без разницы. Судя по всему,всё что видим работа передового дозора,что поделать,нам будет скучно, пока развлекаются наши ребята. А стрелять по этому мертвецу,значит не нужный расход боеприпасов,внеочередная чистка ствола. - с важным видом закончил хитрый лис, найдя великолепное оправдание своей лени.

- Гюнтер да ты гений! Тебе в пору работать в криминалистике!

-Знаю, знаю. Учись Ханс,пока ты со мной,голова нужна не только для транспортировки каски,думать действительно иногда полезно,так сам себе не создаёшь проблем и лишней работы.

Смех в бронированой утробе не стихал ещё долго, долго,пока колонна не скрылась совсем из виду, двигаясь по дороге огибающей небольшую рощицу.

Матвеев парализованый увиденным бормотал себе под нос,- Гриши больше нет, нету? его,так и не запомнил, что я из Перьми,не из Читы. Так и умер,а я же Пермский.

Бормотал повторяя снова и снова о том откуда он, словно мантру, стараясь задавить в себе то ощущение животного страха, возникшего когда увидел направленное в него дуло немецкого пулемета. Липкое, отвратительное, гадкое до жути, захватывающие всё тело. В первые в жизни посетившие его,как будто упал в яму полную вонючего навоза, окунувшись с головой. Как же сейчас стыдно за это,за чувство грязи на душе, стыдно до горечи во рту. И ещё в добавок рой мух,зеленоватых,над кабиной опрокинутого грузовика.

- Там же Гриша,паскуды,слетелись к мёртвому телу, надо его похоронить,не гоже оставлять его там.

Пришло осознание того что это все не приграничный конфликт, слишком вольготно вели себя немцы,это война,и хоронить друга кроме него больше не кому, заставило подняться. Он тут сам, ждать и надеяться не на кого. Медленно подойдя к газону, постоянно озираясь по сторонам, занялся поиском лопаты. Помнил что где-то здесь была, привязаная из под кузова куском резины от старой камеры колеса. Предусмотрительность водителя с большим стажем работы. Резина, притягивая черенок лопаты не позволяла той выпасть, дребезжать в долгих поездках по просёлочным дорогам.

Спустя час, осторожно? опустил, ещё не до конца окоченевшее тело в вырытую наспех могилу,покрыл его куском брезента,найденного в кузове. И вот вырос холмик под кроной берёзы, две безжалостно выломаные доски из грузовика туго связанные толстой проводкой, надпись вырезанная ножом. -Григорий Ермолов, 1917-1941, и рядом пятиконечная звезда. Закинув на спину свой карабин,стоял возле креста у изголовья могилы,в мокрой от зноя гимнастёрке. Стоял прощаясь со своим товарищем,с мирной, обыденной жизнью.

Пол часа спустя шагал вдоль дороги,на восток, под жаркими, обжигающими лучами солнца.

Мучаясь от жажды Саня начал разговаривать сам с собой, стараясь забыть свой недавний страх - самое поганое так эта фляга стеклянная, треснула зараза, когда перевернулся грузовик. И какой дурак подписал приёмку этого в комплект бойца,интилихент или вредитель какой то,что если подумать почти одно и тоже. А теперь от жажды дурею,в горле состояние словно песка насыпали. Тут вблизи, где то через километров пять,хутор возле дороги,вчера покойный Гришка там водой разжился. Радиатор пришлось пополнять, ещё говорил что от тряски где-то шланг помало пропускает. Да люди там приветливые, угостили пирожком с картошкой и молодым луком. Ну вот, нахрена вспомнил о еде,в животе кишки арию волками завывать начали. Даст бог, попробую намекнуть хозяйке что поесть было бы неплохо. Как старшина на складе,мол дайте воды пожалуйста напиться а то такой голодный что и переночевать не где. Шутки шутками но с дороги надо убраться,по кромке леса безопаснее, если появятся немцы успею спрятаться. С моими двадцатью патронами не повоюю долго,минуты две и готов. Проблема,где бы разжиться сотней другой, сердце бы успокоилось.

Так в раздумьях о том,о сём пробирался через густые кусты, останавливаясь каждые пять минут, внимательно слушая,не едет кто. Желание нарваться на колонну наступающих немцев не было и в помине. И для тех пяти километров,раньше полтора часа неспешной хотьбы было достаточно, теперь же превратились в два с половиной часа. А ещё приблизившись к хутора остановился,осматривая хозяйство издалека,кто его знает что там творится. Добрых десять минут смотрел он сквозь густую листву,-чудно, кроме старой хозяйки ни кого там нет. Где же её взрослый сын с женой? Да и подводы,стоящей раньше возле сарая, не видать. Ой блин,как в животе бурчит, последний раз ел вчера,когда обедали на одной погранзастава, пока бойцы выгружали газон, а тот стакан чая в пол третьего ночи, и то без сахара не считается. Ну была не была, харчами может и не разживусь,зато там воды можно вдоволь напиться. Да и кроме старухи и кабыздоха привязанного цепью к будке нет ни кого...

Поправив ремень карабина,натёрший плечо,вышел на дорогу,ведущую к воротам.

-Эй, бабушка! День добрый!-поздоровался с хозяйкой хутора.

-И тебе внучёк добрый, что опять как вчера,вода вытекла из тарахтайки вашои. А тебя,как молодого послали опять,а где же ведро?

-Да нет, сегодня я сам,а вот воды действительно мне надо. Плохие у меня вести, даже не знаю как тебе бабуля объяснить.

-Чего,соль небось опять подорожала? Или ещё что-то?,- с озабоченным взглядом уставилась старуха на Саню.

-Не, хуже во сто крат, война началась,с немцем,уже и мой напарник Гриша, водитель который,погиб. Обстреляли нас самолёты, пока ехали домой, потом ещё и танки колонной мимо меня прошли. Ржут как кони,гады,все мордатые,сытые, наглые до жути. Прут как на параде.

-Ой беда,ой беда,а где же армия, пограничники наши то где. Застава же почти на самой границе стоит,у дороги. Как так, пропустили немчуру? - запричитала хозяйка,опустив голову вниз,что-бы скрыть от красноармейца злорадную ухмылку.

Но тот, занятый идеей как лучше намекнуть старухе о своем голоде, того и не заметил.

-Думаю что нет больше той заставы,мы пред самое утро возвращались, где-то после трёх часов,как отъехали километров на пятнадцать,слышали как сильно грохотало в той стороне. Сперва думали учения какие-то,а потом, когда самолёты стрельнули по нам, перевернулись и не до раздумий было. Я Гришу там вблизи,возле берёзки с левой стороны дороги и похоронил. А после уже пешком сюда пробирался.

Старуха на секунду задумалась и с озабоченным видом спросила Саню,- Слухай,внучёк ты голодный небось,ты водички попей пока,а я чего на скорую руку соберу.

Обрадованный, возможностью успокоить бурчащий желудок, не и обратил внимания на изменение в поведении старухи,от былой угодливости почти ничего не осталось;-вот спасибо хозяюшка,со вчерашнего дня ничего не ел,а в горле больше пыли чем на сапогах.

-Ну так и заодно мне поможешь,воды надо для скотины,корове,кормилице моей налить,козам,свиням, жарко и ним. Мои то все в село к родне уехали,да и прикупить чего хотели,а я старая на хозяйстве сама осталась. - жаловалась на жизнь хозяйка хутора,пока накрывала стол.

О том,что колонна немцев направилась как раз в том направлении, услышав последние слова старухи, Саня решил не говорить, авось принесёт,да и гражданских вроде как на войне не трогают. Чего сейчас портить эти минуты мира, когда ещё такое выпадет в дальнейшем.

Сперва напившись от души,на скорую руку сполоснул, в стоящем возле колодца корыте, пропитаную потом гимнастёрку и повесив на ограду сушиться,принялся носить воду в сарай. Когда уже тащил последнее ведро его окликнула хозяйка.

-Эй,внучёк, хватит скотине той воды и до завтра, садись,перекуси, молодая картошка,лучёк,вот и сала мало осталось, зимой пришлось свинью заколоть, зараза ногу поломала. Хлеба бери, свежий,вчера пекла,а вот и самогоночки, для нервов первое лехарство. И я рюмочку за компанию,любила я по молодости это дело.

После одной последовала другая,пережитое парнем за этот день начало понемногу отпускать. Старуха поткладывала ему в тарелку горячую картошку,одну за другой. И когда увидела что тот полностью расслабился заговорила, внимательно следя за ним.

-И хде ж ты после собираешься идти,вона товарища уж схоронил, немец солдат серьёзный,прогонит большивиков,как есть прогонит,до Урала. А может и дальше,сильный немец солдат, безполезно бодаться с ним,так и ты бросай ружжо своё, переоденешся в гражданское и живи припеваючи. Рано тебе внучёк ещё умирать, молодой ты щё, зелёный,жизни и не видел;- и не увидев на лице Сани никакого возмущения спокойно продолжила,- А можно думаю хорошо устроиться под немчурой, если добровольно на службу явиться. Прошлую неделю была в костёле,так после службы наш ксендз рассказывал како было в Польше. Тот из молодых поляков, кто добровольно сложил оружие,позвали в полицию,за порядком следить. А это очень внучёк очень хлебная должность завсегда була,так и ты время зазря не теряй. Поешь,отоспись и дожидайся немца. Ещё слыхала хформу хорошую все полицаи поляки получили, наверняка и тут так будет. А тебе новаю хворму обязательно дадут, да ещё сапоги у жида какого-то отберёшь и готово, все девки твои. Чего тебе терять то,вчера говорил что детдомовский, терять тябе вообще нема шо,сам см на белом свету. Запануеш, будешь в округе царь и бог,тока немчура над тобой и усё. А как должности дограбишь ты уж,меня не забудь.

На минуту старуха взяла паузу что-бы опрокинуть в себя стопочку мутного самогона,занюхала горбушкой хлеба как опытный алкоголик. Восприняв Санино молчание как одобрение и согласие продолжила.

-Як щё трохи покумекаты у сягоднешнем тренутку,пока немчура порядок наводить будет,можемо добро зарадити. Тут километра осим у одну сторону хутор Кшиштовских,шляхта бисова, контробанхдисты. Потрясти чуткы, воны з жидамы шурувалы,запамьятай дитятко,де жид тамо и злато а оно завсегда на цене, разбогатеешь. А немцу кажи що на том хуторе комуняры ховалыся:- с добродушной улыбкой на лице закончила старуха,хотя ледяным, жестоким взглядом была в состоянии заморозить воду в самую жаркую погоду.

От всех кровожадных планов старухи у молодого,немного наивного парня появилось желание смыться как можно дальше и побыстрее. Оглянувшись и видя что мокрая гимнастёрка немного подсохла,обдуваемая жарким, сухим, летним ветерком, решил уходить. И что-бы не влезть в споры с пьяной хозяйкой,которая судя по всему выжила из ума, придумал как выкрутиться.

-Я со своими двадцатью патронами много не навоюю,там у тех Кшиштовских может и оружие есть,не убегут со своего хутора, пока смотаюсь до казарм погранзаставы. Там наверняка разживусь всем что надо. А потом уже как вернусь хозяйка будем строить планы по поводу шляхты.-ответил он, довольный, как удачно придумал отговорку что-бы не влезать в конфликт с хозяйкой.

Поднявшись из-за стола и взяв в руку стоящий рядом карабин пошел собираться к ограде,там на земле, рядом с висящей гимнастёркой лежал ремень и сидор с его вещами. Одеваясь,повернулся спиной к подозрительно наблюдавший за ним старухе,и моментально поплатился за свою неосторожность.

Хотя и годы взяли своё, держать в своих руках вилы бабка была в состоянии. И теперь четыре острых, стальных жала летели в спину,но траектория движения была ошибочная, оступилась хозяйка,тому виной была неглубокая ямка недавно вырытая кабыздохом. Но всё-таки,даже оступившись,загнала два жала из четырех в бедро гостя. А тот ошалев от внезапной боли, стремился блокировать следующий удар. Не глядя,ухватившись за ствол карабина ударил ним как дубиной, стремясь попасть по рукам старухи, несущим ему смерть. Но тут вмешалась боль в ноге, изменилось всё в мгновенье ока. Тяжёлый карабин вылетел из рук и углом, оббитым металлом, со всей силой ударил пьяную старуху в висок. А в Серёгиной голове и дальше отзванивали её последние слова.

-Сдохни кляти москаль! Сдохни!

-Приплыл,убил старую ведьму, только этого мне для полного счастья не хватало. Надо срочно сматываться отсюда, пока кто-то не появился.-хладнокровно размышлял парень, пораженный такой ненавистью и злобой.

Мёртвая старуха лежала на спине,высохшая,от жары,земля жадно впитывала кровь,стекающую из разбитого прикладом виска, захлёбываясь от лая пёс пытался порвать цепь. Карабин спасший своего хозяина,мирно лежал в траве а тот стоял, наслонившись на ограду,от шока не обращая внимания на росшее кровавое пятно на галифе. Спустя минуту боль в ноге напомнила о себе,прервав оцепенение. И опять вовремя,вдали послышался звук мотоциклов, хорошо понимая что кроме немцев тут никто не будет разъежаеть, бросился лихорадочно собирать со стола еду. Не забыв и бутылку с самогоном, карабин в руки и используя сарай как заклон,похромал к спасительному сумраку леса. Торопился,уходя как можно дальше, скорее убраться из того чёртова логова здуревшей карги,да вместо этой мужик какой,то за такие слова, Саня не раздумывая засветил тому бы в ухо.

-Это же надо,дуру старую освободили от гнёта польских панов,живи не хочу в своё удовольствием и всё мало,мало. Та шляхта же местных вообще за людей не считала,быдлом тупым называла.Слышал что и в город,не на всякую улицу пускали, штрафы,побои, унижение, ограничения всякие. Это видать было то что западенци любили. Так как в тех, что освободили от шляхты, из кустов в спины стрелять начали. Как подумаю, то выходит что с местными надо вести себя как пшеки,а то подлости и ненависти во всех западенцах на жителей десяти стран хватит,с ними по другому никак. Как только начали к ним,как к равным относится,попёрла вся гадость наружу,гонору больше чем у поляков. По всем получается что пшеки были правы. И я тоже хорош, сидел и жрал,голодный, всё подряд что на стол выставила,да в лёгкую траванула бы меня и готово. Ой блин, как нога болит,надо сделать привал, промыть раны самогоном,хрен его знает, что вилами теми копала. Как бы не загноилась нога,горит то как,спасу нет. О вон ель поваленная, удобное место,хрен кто меня тут найдёт. Еды, если растянуть, на пару дней довольно,а с водой опять в пролете,вот невезуха.

Морщясь от боли,принялся стаскивать сперва сапоги а затем и галифе с кальсонами вместе.

-Надеюсь что своим голым задом не распугаю птичек-сестричек.-взглянул вверх Матвеев.

Две сковзные дыры в ноге скрывала засохшая кровь,на первый взгляд они выглядели отвратительно. Покопавшись в котомке, вытащил наружу, чудом пережившую путь,бутылку мутного самогона. Обрадовался,вспомнив о чистых портянках,лежащих на дне Сидора;-похожу и в старых,воняют конечно,но хрен с этим.зато новые послужат вместо бинтов. - Оторвал от одной, которая выглядела почище,длинный кусок,намочил его в сомнительного качества алкоголем и принялся чистить раны, пока что воспаления не было. Видать очень плотная ткань галифе задержала всю грязь на себе,но на всякий случай Санька взяв толстую ветку в зубы, что-бы не заорать от боли, принялся стискивать бедро, стараясь вызвать обильное кровотечение. Он надеялся что вместе с кровью из дыр выйдет все что может воспалить раны. Слёзы ручьем потекли по щекам от боли,а он всё сильнее стискивал.

-Слёзы высохнут,эту боль надо перетерпеть, госпиталь мне не светит, надеюсь что хоть это поможет.- успокаивал сам себя.

Спустя несколько минут вытер насухо кожу от крови,залепил раны чистыми листами подорожника. Глотнув для успокоения из бутылки, ведь не зря тот жмот, старшина,повторял всегда, что лекарство надо и снаружи применять и внутрь. Поверх, не очень плотной повязкой, легли лоскуты портянки,на всякий случай репетировал карабин и забился поглубже под корень ели,покрыв голый зад своим окровавленным галифе, погрузился в глубокий сон. Спал и не ведал,в тот момент, когда успел удалиться от хутора на пол километра,патрульная группа немцев на трёх мотоциклах остановилась возле ворот хутора. Разглядывая мёртвую старуху,не обнаружив огнестрельных ран, решили что произошел несчастный случай. И так как никакой опасности не обнаружили,занялись мародерством.

Хотя и погода в начале июня была очень жаркой, сон в лесу,на ворохе прошлогодней листвы не очень умная идея. Саня от свежести раннего утра свернулся во сне в клубок, пытаясь сохранить тепло. Так бы спал дальше, накопилось усталости за два последних дня,но упавшая точно на голову маленькая ветка разбудила его. А виновником? оказалась любопытная белка, привлечённая необычными запахами. Да и в корнях поваленной ели были спрятаны её такие вкусные орехи. Пробуя обойти необычную, сопящую и воняющую на пол леса преграду, лапкой обломила сухую, старую ветку. Вдобавок труха посыпалась на лицо спящего. Последовавший громкий чих напугал до жути,рыжую,с большим, пушистым хвостом,трудолюбивую кладовщицу. Недовольно пискнув, поспешила убраться подальше от непонятно откуда появившиеся вонючуки.

Зевая как лошадь,постоялец лесной гостиницы в яме,под корнями рухнувшего дерева, шлёпнул себя по уху. И так короткая жизнь наглого, голодного комара оборвалась.

-Холодно то как,а ещё и кальсоны не натянул придурок,так и околеть можно. Пить как хочется,надо будет поискать куда ведут тропинки животных. Должны же они что-то пить,как меня дед,пасечник учил,где самые нахоженные там и путь к водопою. Да и здешнии места холмистые, должно быть полно родников... - вертелись мысли в голове Матвеева.

Развязав повязку на бедре, осторожно приподнял лист подорожника,раны хотя и ныли,но прежняя боль ушла. Кожа вокруг выглядела обычной, без покраснения,запёкшая кровь закрыла раны и судя по всему угроза воспаления миновала;-заживает как на собаке.- Вернув назад повязку, со свежими листьями спасителя подорожника, медленно, стараясь не тревожить слишком ногу,оделся. Расвешанные на сапогах портянки просушились за ночь и наматывая на ноги сам себя утешал.

- Хорошо то как,не воняют как вчера, теперь не учуять фрицам меня. Ещё бы палку найти, надо выбрать подходящую, вместо костыля,и вперёд с песней,на поиски воды. А как найду, напьюсь от души, тогда и жрать буду,а то после солёного сала сдурею от жажды. Да и на полный желудок воды много еды не надо, экономия на ровном месте. Какой же я вумный, сейчас лопну от гордости за себя. Сам себе и столовая и госпиталь в одном лице;- составлял планы на это утро, неспешно и осторожно одеваясь,от резких движений рана начинала ныть сильнее.

Выбравшись из ямы вспомнил вчерашний день и от приподнятого настроения не осталось и следа. Окинув взглядом окрестности,не обнаружив ничего подозрительного, похромал вокруг поваленной на землю, старой ели. Одна,средней толщины,сухая ветка легко поддалась напору самодельного ножа. За него,в прошлом году,покойный Гришка дал кузнецу в селе пол канистры керосина, неказистый на вид,но зато из хорошей стали,держал заточку отлично. И теперь остался как воспоминание о мирной,беззаботной жизни,из мирного орудия, режущего в гараже закуску,пока не видит начальство, можно и немного принять на душу,он превратился в оружие. Оружием, наряду с карабином, к которому было всего-то двадцать патронов.

Спустя пол часа, побродив по едва приметным тропинкам,лесным дорогам созданными? лесными жителями, наткнулся на ручей,протекавший по дну небольшого оврага. Чистая, ледяная вода,аж зубы сводила,пил и пил, набирая в пилотку,сыпал себе на голову, наслаждаясь ощущением свежести и чистоты. А когда уже смыл в себе жажду последних дней,взялся за еду. От десятка мелких картофелин и головки лука за пять минут не осталось и следа. Ну а кусок сала и треть буханки хлеба, вернулись в котомку назад. Круто посоленая? вареная картошка и воды вдоволь,придали силы и уверенности в себе. Проверив карабин и дослав шестой патрон, кроме пяти в магазине, четырнадцать оставшихся засунул в карманы гимнастёрки. Рассудив что документы можно и в мешочек от боезапаса положить. И пока перебирал вещи в солдатском сидоре на ладонь выпал кожаный ремешок, с вплетённым, необычным камушком, ярко бирюзового цвета, наследством от деда Артёма. Задумавшись на минуту, Саня повесил его себе на шею,из под гимнастёрки, было жаль если потеряется в грядущем единственная память о добром человеке, приютившего одинокого мальчишку в самый трудный час и на целый год заменивший ему мать и отца.

Неспешно хромал,между высокими холмами,густо покрытыми лесом, составляя планы почти как Наполеон,- Вроде все, откладывать предстоящее больше нет смысла,надо мне пробираться к своим. А то ещё в дезертиры запишут,потом не отмоешь такое до конца жизни. Даст бог попробую повоевать и не згинуть за зря. Нога не болит так как вчера, ходить можно, если осторожно. Ну так и я как говорится, огородами, огородами.

Подшучивая над собой хромал медленно, опираясь одной рукой на палку,в другой карабин, озираясь, слушая что происходит вокруг. Готовый моментально? растворится в густой траве. Километр за километром,уходя на восток,к своим, пусть и пока не ясно где они точно. Это ещё предстоит сделать.

Ошибается старая ведьма, сколько бы сил у немцев не было,нас не сломать, мы на своей земле,мы вас козлов Всех здесь закопаем. У меня ещё и долги к немчуре,за Гришку,за мой страх, тогда у газона. И я ещё вам козлам, в мышиного цвета форме,проценты накрючу по максимуму, калибра семь шестьдесят два.-вспомнив слова полоумной старухи разозлился.

Злость от всего происходящего помогала пробираться сквозь густой лес, торопился,пока не надо думать где восток, главное чтобы солнце светило в лицо. Пока ещё восход, ясно куда надо идти, попусту не тратя время на привал. Нога не сильно беспокоила и по прикидкам Сани, в час получалось пройти максимум километров три. Быстрее не получается никак,так что если до вечера не делать больших пауз,пятнадцать,а если повезёт то и двадцать одолеет. До его части от границы четыре десятка,так что,как пить дать,два дня серьёзного пешкодрала светит.-А там будет легче, есть командиры,вот и пускай у них о дальнейшем голова болит. Доложит о нападении, гибели водителя, составе немецкой колонны и всё,от него,рядового и этого достаточно. Грузовик спасти самому не реально,да и водить машину не научился,так что никаких огрехов и вины нет, совесть чиста.

Дальнейшие размышления о том что ожидает его в родной части прервал едва слышный крик. Сперва сомнения пали на птиц,ну или живулька лесная какая-то горло дерёт, опять повторилось. Саня прислушался, слишком много в том боли,страшной людской боли. Вспомнив вчерашний день,ополоумевшая старуха говорила что в той стороне хутор поляка Кшиштовского. Остановился,на душе неспокойно,ну не привык он быть равнодушным к чужой беде, пройти рядом,думая только о себе. Матерясь в пол голоса и повторяя что любопытство кошку сгубило,захромал навстречу крикам.

-Слава богу что лес кто-то проредил,нет буреломов, как у нас в Перьми,ноги сломаешь или комары загрызут. А вот кустов густых тут полно,рай для партизаны и диверсантов,да и мне легче непримеченным оставаться. Повезло что меня ещё дед Артем ходить по лесу научил,по нашему,так что здесь как в парке на прогулку вышел.- Ох и мучиться кто-то,так кричит что мурашки по спине, это что же там происходит?

Сняв с предохранителя карабин, осторожно, стволом отодвинул ветку большого орешника, используя его как заклон, что-бы оценить ситуацию на хуторе поляка Кшиштовского. Прежняя доверчивость и наивность полностью исчезла, после того как вилы продырявили ногу. И сейчас похвалил сам себя,от увиденного заледенела кровь,волосы из под пилотки поднялись дыбом. У стоявшего на небольшом возвышении, бревеньчатого дома, был открыт филиал ада,с двух сторон, большого окна на стене висели тела двух маленьких девочек. Скозь горло,с помощью металлических штырей прибиты к стене, словно сам дьявол решил в своей манере украсить дом. Тело женщины не было видно,но зато её отрубленная голова была набита на кол у ворот хутора. А на подворье,на большом,досчатом столе лежало тело мужчины средних лет, привязаное ремнями за руки и ноги. Возле стояли два весёлых, молодых парня в заляпаных чужой кровью вышиванках и спорили между собой.

-Да чёго ты Мыкола,яка секыра, глянь що лях мае,од москалив ствар,пила дружба. Ты з едного, а я з другого края,нашинкуемо едну шляхту на десять. Злато вже цьому бовдуру узялы, па зараз и не морамо никуд журыти. А гуцул у хати харчи збэре,горилку.

Через слово понимая западенский суржик, Саня пришел в холодную ярость;-Да это же те местные,я же их видел у сельсовета, позавчера, комсомольский актив западенцев. Вот суки двуличные, война второй день как,и уже показывают своё настоящее лицо. Похоже что пшеки правильно этих ублюдков в ежёвых рукавицах держали. А то,что свои винтовки на ограду наслонили, мне наруку, хутор далеко от главного пути, если грохну обоих немцы не услышат. Жаль что убить можно только один раз,за это что вытворяют,надо бы сто раз эту мерзость убивать. Не доработал наш НКВД,раз такое зверьё на свободе,не доработал,ну ничего сейчас я вас доработаю до конца. Как дед учил,два волка,два патрона,не думаю что вы быстрее серых,-оценил всё Матвеев.

Тихонько,как уж,проскользнул Санька вперед к корням растущего чуть по-отдаль клёна. Затаив дыхание, прицелился в того что был немного дальше от стола и плавно спустил курок,с сумасшедшей скоростью репетировал и следующий выстрел создал третий глаз у западенца. Первый же получив пулю в грудь,отлетел к сараю,лежа на земле,пускал из рта кровавые пузыри,и сипя как змея повторял- за що? за що?

Эти двум выстрелам позавидовали и матёрые снайперы, скорость репетирования невероятная, звук двух выстрелов почти слился в один. Спустя минуту последовал третий,пуля влетев ещё пока живому убийце семьи Кшиштовских в челюсть, вылетела наружу вместе с осколками черепа.

-Теперь на жопе своей только может оселедец выращивать,в аду,у чертей на сковородке.-коментировал свои поступки парень.

Стараясь не нагружать сильно повреждённую ногу, встал,опираясь на карабин, оглянувшись и не видя ни чего подозрительного,похромал вдоль ограды хутора. А в это время третий член новообразованой банды западенцев спрятался под стоящую возле печи кровать. Но любой, кто бы вошел в тот момент в дом легко бы его обнаружил,по запаху, витавший смрад дерьма выдавал за километр. Храбрый он был только против безоружных,ну в крайнем случае когда стрелял в спину солдат,отставшим в пути от основной массы. А теперь,своим гнилым нутром,почувствовал что время пришло платить за всё,костлявая с косой улыбалась ему из всех уголков комнаты. Обрез старенького, двухствольного ружья трясся лихорадочно в руках. Слушал необычный, шаркающий звук шагов своей смерти,ближе, ещё ближе,вот она, перед домом. В голову пришла мысль,три,три раза стрелял,в оружие пять. Не было слышно как пополняет магазин! Надо спровоцировать,два выстрела,два и я убью свою смерть!

Саня остановился,поляк привязаный за стол умирал. По колено отрубленные ноги,по локоть руки,раны перетянутые верёвками не давали ему истечь кровью и уйти в спасительный покой,в путь без возврата,которого так боялся третий член банды,в смерть. Полностью осознавая что его семьи больше нет, проклиная все золото, которое заработал торгуя с жидом, владельцем маленького пошивочного ателье.

Ведь то золото было зубами,коронками,зубными протезами, вряд ли хозяева того добровольно поделились с жидом. Сейчас поздно каяться,все уже мертвы,рода Кшиштовских больше нет, осталась только боль,страшная боль. Надо напрячься и собрать силы для просьбы,этот хромающий красноармеец наверное не откажется выполнить последнее желание умирающего.

Хрипенее поляка прекратилось, смотря затуманенным от муки единственным целым глазом, произнёс- пожалуйста убей,убей, пожалуйста.

-Кого? Я обоих уродов пристрелил.

-Три,их было,три.

Секунду спустя, не обращая внимания на ноющую рану в ноге,Саня переместился к стене дома и не глядя выстрелил в окно. И тот же час стёкла разлетелись вдребезги, картечь из двух стволов одновременно имела ужасную силу на близких дистанциях. Но чтобы перезарядить обрез требовалось время, пусть и не много. Третий, гуцул, выбрался из под кровати и стоя на коленях шарил в карманах,считая про себя- Один,у моей смерти один в магазине,я убью и буду жить!

И действительно, его пятая пуля миновала, успел упасть на пол. Упал,не поднимая головы,не понимая что сделал то чего хотелось его смерти. Упал что-то бы не встать, шестой патрон,по совету старых бойцов досланный в карабин разделился на две части. И осроконечный верх пули,снеся затылок на своём пути,застрял в позвоночнике.

Саня стоял у окна,с пустым карабином, ледяной пот на спине, его враг на полу, мёртвый, совсем, ему удалось. А ещё сам себя оценивал как пугливого, сопливого салагу. Видать что был прав старшина, хоть и жлоб редкий,пока костлявой в глаза не посмотришь не поймёшь кто ты.

Обрез,у этого придурка был обрез,не надо и целиться, только руку направить и нажать на курок. Пригодится,если боеприпасы к нему есть,но сперва да видим что у этой парочки. Таак, мосинки,убитые в хлам, ещё с первой мировой,да и с патронами не густо,на двоих тридцать два,зато фляга, австрийской работы, алюминий. Ой блин, это что налили внутрь,самогон на навозе? На хрена мне такая любовь, вылью и сполосну, будет теперь запас воды,ножи дрянь. Это что в тряпочке, золотые зубы и ещё какая-то золотая дрянь,ну его нафиг, лучше еды больше взять.

Так разбираясь с трофеями невольно подошел к столу с привязаным поляком, хоть и в скоротечном бою с западенцев бандой не испытывал страха,вид их жертвы пугал. С трудом совладав себя,наклонился что-бы услышать едва слышный голос.

Спасибо, спасибо что отомстил,не бросай золото,отдай своим, война это деньги. Немцы сильные, вашим надо золото, много золота,возьми,отнеси его своим. А в замен убей меня, пожалуйста,освободи, мне нет спаса. Тела жены, дочерей и моё занеси в дом. Сожги после пожалуйста хутор,не хочу что-бы рагули жирели на моей земле. Сожги,бочка с керосином в сарае,под соломой,в углу.

Час спустя Саня зашагал с полной котомкой,со свежой,чистой водой во фляге. Обрез и карабин за плечом,палка в руке,на которую опираясь, хромая, уходил по тропе о которой знал лишь поляк. Он на прощание объяснил где короткая и безопасная дорога на восток,к своим. А позади,за его спиной взмывало в небеса огромное? пламя,унося в небытие тела людей,жертв набирающего силу зла,зла живущие в душах живущих на той земле. И слёзы,одна за другой,по щекам Сани, словно он оплакивал нынешние и будущие жертвы той растущей мерзости.

Идти было легко,едва примерная тропинка огибала буреломы,глубокие овраги и холмы стороной, густые кусты скрывали от чужих глаз. Хотя и это лето выдалось очень тёплым, солнечные лучи едва пробивались сквозь плотную листву. Ближе к вечеру по пути попался большой ручей,умывшись, наполнил опустевшую флягу. А потом уже скинул сапоги и войдя в воду по щиколотку,стирал насквозь пропитаные зноем портянки. В близи росла высокая, широкая ель, немного приподнял нижние ветки, получился уютный, маленький шалаш. Набросал внутрь, на землю собранной, прошлогодней листвы, десять минут работы и неприметное место для ночлега готово. Достал из котомки немного еды и соорудив ужин в природе вспоминал сегодняшнее утро. Повезло невероятно,да если-бы не поляк получил бы картечи в спину, пропустил я третьего, пропустил. Торопился, плохо оценил обстановку,да и половину из того суржика на котором разговор эти дебилы вели не понял. Хотя старшину,хохла отлично понимаю, видать украинский язык с этим западенским мало общего имеет. Западенский диалект, намешано хрен знает чего, венгерский, польский, немецкая речь, венигрет какой-то. Щеголяют в вышивках,мол украинцы они,ну да, как же. Встречал хохлов,добрые, наивные ну и хитрожопые как жиды,другие чем эти селюки,которые только и ждут момент что-бы тебе нагадить. Хрен с ними, товарищ Сталин как узнает с кем дело имеем разберётся. О том что прибарахлился на хуторе лучше молчать, ещё обвинят в части за мародёрство,а взял то часы на цепочке да флягу. Золото нквдешнику под рассписку здам, пускай сам думает что с ним делать дальше. Поляк говорил что за день,два доберусь, если считать сегодня сколько протопал,послезавтра выйду к своим. Серьезный видать был контробандист, путь как проложен, наоколо, только в двух местах пересёк лесную дорогу,да и по ней,судя по следам, слабо ездят. Здорово что повесил сапоги и портянки над головой,вон как комары разлетаются в стороны, бегут от запаха. А мне лучше, высплюсь как человек,уже темнеет, раньше лягу, раньше встану. Надо не забыть как встану карабин почистить, пока что нелюдимые места были,кто знает как обернётся завтра,я ему своё уважение а он своё,не подведёт в нужную минуту.

Проверив как заживает раны и оставшись довольным, воспаления не было,закопался в сухую листу и погрузился в сон. Спокойный, без каких-либо снов,не обращая внимания на злобного комара сумевшего пройти сквозь испарения исходящие от портянок. Слишком плотная ткань гимнастёрки,и это после того как едва не умер от необычных ароматов защищающих спящего. Сапоги и висевшие рядом портянки не фунт изюма,но голод сильнее. Человеческая кровь такая вкусная,с точки зрения голодного комара.

Проснулся с первыми лучами солнца,на четвереньках вылез из под ели, оглянувшись,проверяя лес,следил за поведением птиц,как себя ведут. Природные союзники,враз бы обнаружили любого и дали бы знать. Но нет, беззаботно перескакивая с ветки на ветку, занимались своими делами, опасности вблизи нет. Холодная вода ручья смыла сонливость, напившись вернулся в шалаш. Там первым делом привёл в порядок карабин, магазин проглотил свои пять патронов и опять шестой в патронник, предохранитель,готово. К обрезу только семь патронов,нет смысла драить, закончится боеприпас сразу выкину эти лишние килограммы. Четверть круга, домашней колбасы и кусок хлеба, глоток воды и стряхнув с ног хвою быстро обулся. Осталось пополнить флягу и готово?,- хватит прохлаждатся,мои там воюют а я по лесам бегаю. Где мой любимый костыль,а вообще-то похоже что и без него обойдусь,нога теперь вместо того что-бы болеть чешется, быстро заживает,не ожидал.

И снова как вчера, двести, триста метров,остановка, оглядеться, слушать внимательно и дальше, вперёд. Пусть выходит медленно,но не надо сбрасывать со счетов поведение местных, или случайный немецких патруль. Осторожность не помешает, ведь Саня хорошо помнил как летёха повторял,что герой не тот кто храбро погибнет, герой тот что предоставит такой шанс врагу. Ещё политрук с ним по этому поводу спорил, обещал накатать в верх. Мол это не верно,не подобает так вести красноармейцам, слишком жестко по отношению к трудовому народу в буржуазных странах. А сейчас, после того как немцы походя, не много задумываясь расстреляли одинокий грузовик на дороге,ложил большой и толстый на мнение политрука. А что или кто был в грузовике,дети,взрослые,мешки или вообще пустой едет трудовой народ Германии вообще не думал и секунды. Даже ни на мгновенье, очередь из пушек и дальше, искать следующую жертву на своём пути.

Какое там к чёрту единение рабочих всех стран,он не видел дурак,ряхи сидящих в немецком бронетранспортере,за километр не обьедеш, тружеников хреновых. Они не брататся сюда прут, убивать и без разницы кого, опять, снова и снова, как помнил из уроков истории в детдомовской школе. Всегда,как голодная саранча,столетиями, разница лишь в именах, Наполеон, Вильгельм,да все они гады на одно лицо. И единственный правильный способ с этими? общаться,это тот очень короткий момент, когда засыпаешь землёй их мёртвые тела. Единственный и самый верный способ, и этого правила Саня решил твёрдо держаться. Чем больше в этот раз закопаем,тем меньше прийдется закапывать в следующий. А эта хренова, двуличная Европа ни когда не успокоится, будут лезть каждый удобный момент. Пока так по рогам не получат,что и пра-правнуки начнут обсцикаться от одной мысли о России.

Останавливаясь в очередной раз задумался,а чего же прут опять на нас, почему большивики вверх взяли, супротив буржуев, и вспомнил как мальцом ещё задал вопрос деду Артёму- деда а почему большевики легко победили?

-вот дурья башка,а ты что сам догадаться не можешь?

-Неа,мал ещё я деда!

-Да все Санька просто,красные с вечно голодными воевали зато и победили,сытых хрен одолеешь.

-ну какие сытые, какие голодные? Путаешь,красные с помощью народа против буржуев воевали.

-Эт точно,красные и народ сытые, потому и вверх взяли противу голодных буржуй.

-а вот теперь совсем меня запутал деда, где же буржуя голодного видел кто-то,теж жрали так что за ушами трещяло?

-а ты запомни одну мудрость Санька,почему они жрали постоянно, когда простой? люд и краюхой хлеба сыт был. Запомни навсегда - Чужим куском хлеба Не наешься.

За весь день двигаясь по лесной тропе,не высовываясь из под деревьев, не встретил ни кого. Лишь в одном месте пересекая грунтовку приметил свежий след, грузовик,и не наш,у наших другой рисунок,да этот пошире будет. Похоже что основные транспортные направления где-то дальше,в стороне,к северу отсюда. Да и понятно почему, слишком тут не удобно, холмистая местность, где пологие,где и очень крутые склоны.

Стали часто попадаться ручейки,их холодная вода позволяла не трогать резерв во фляге. А время стояло жаркое,не привык он такой погоде,в его родном крае прохладнее. По пути попадались кусты малины,с сожалением вздохнул, ещё зелёная. Полной неожиданностью было обилие грибов,выбрал пяток белых, покрупнее, вечером выкопает ямку для небольшого костра, пока вскипает вода для чая поджарит. Харчи ещё есть,с хутора,два с половиной круга домашней,твёрдой,как камень,колбасы. Кусок,с пол кило,сала,хлеб завёрнутый в чистое полотенце. И в добавок осталось,после перевязки ноги, пол бутылки самогона сомнительного качества. А самым большим богатством во всех трофеях был компас, откуда он взялся у западенца не понятно. Сейчас,в незнакомой местности очень помогал, хоть и в лесу Саня чувствовал себя как дома,с ним было легко контролировать общее представление,куда надо идти. Нога почти не болела, хоть и чесалась, приходилось сдерживать себя что-бы случайно не расцарапать корочку засохшей крови. В общем сегодняшний день можно считать увольнительной,ни одной живой души,командиров над головой нет,шагай себе в удовольствие,всех то делов, периодически останавливаясь, осматривать что впереди, слушать как поют птицы, не потревожил ли кто пернатых союзников. Ближе к вечеру, принялся искать укромное место для ночлега,в стороне от тропинки контрадикторных поляка. Густые заросли возле крутого склона холма, ручей, как по заказу. За пол часа вырос маленький шалаш,в центре колючих зарослей малины, приготовил ужин на крохотном костре. Грибы на веточке с кусочками сала,чай в закопчённой кружке. Сегодня почти и не хромал,палка служившая костылём осталась позади,там на западе. Там откуда надвигается враг. А сейчас спать,спать и не терзать себя глупыми мыслями, завтра судя по всему должен выйти к своей части. Спать, набираясь сил,завтра в путь,в неизвестность,в войну.

Молодая,полная сил сорока расположилась на еловой ветке, вся из себя важная, врагов не видать,стрекотала на пол леса. Наглая и сильная, мелкие пичужки облетали её стороной,на всякий случай. Единственный враг,серая, толстая сова,с рассветом сбежала в густые, мрачные кроны деревьев. Теперь она,чёрно-белая королева,хозяйка окрестности и сейчас опять объявит это всему лесу, своим дивным голосом,надулась набирая побольше воздуха и открыла клюв. В эту же секунду большая,колючая шишка ударила сильно в бок, едва не сбив с ветки.

-Заткнись,зараза, разбудила в такую рань, больше нет места, кроме того что надо мной! Трещит не умолкая, совсем страх потеряла! Достала, сейчас и второй шишкой в лоб получишь,если не уберёшься на фиг,комок перьев!

Санька сердито смотрел на незванный будильник,сон как рукой сняло от возмущения. Единственное утешение было то,как точно попал в эту бестию.

Хочешь не хочешь,надо собираться,по дороге к его части был склад ГСМ, кладовщик прохиндей продаёт керосин и консервы на сторону. До того как вернуть в часть попробую поменять колбасу с хутора на тушонку, пока не испортилась по этой жаре. Да и расспросить надо,тот хмырь в курсе всего происходящего. А и те патроны сверх положенного спрячу, пусть будут в запасе,что вот с обрезом делать? Выкинуть,так жаба задавит, припрячу где-то поблизости гаражей,возле свалки. Ну и о Кшиштовском лучше не говорить ничего, свидетелей нет, что было,было.

Ел и размышлял,как объяснить где успел заработать дыры в ноге, рассказывать о полоумной старухе,о том как убил её случайно,на черта такое надо. Сперва засмеют,а потом посадят, за убийство мирного жителя. И вместо того что-бы воевать с врагом,поеду в Сибирь лес валить. Ладно, сейчас ничего в голову не лезет,придумаю что-небудь по дороге. Пол дня впереди пешкодрала.-прекратил самоедство Саня.

Сегодня нога вообще не беспокоила,котомка,за плечом,свежая, родниковая вода во фляге. Настроение отличное, даже ту глупую сороку теперь вспоминал с улыбкой, вокруг война,а он как ребенок сердился на птицу. А пока шаг за шагом, смотреть под ноги, не стать на сухую ветку, густые кусты использовать как щит от чужого ока. Рядом крупная дорога, грунтовка,но широкая и удобная,без колдобин. Кто сейчас там ездит, свои, или немцы не понятно,зато и не надо высовываться на открытое пространство пока всё не прояснится.

Следующие несколько часов пробирался вдоль пустой дороги, было ему странно,нет ни одной души. Тут же рукой подать до временных, армейских складов, война это большой расход боеприпасов, горючего,да всего. Только успевай подвозить,вон когда маневры были,водилы из-за баранки не вылазили.

И вот до самого близкого,склада ГСМ осталось с километр, послышались звуки тяжело гружённых грузовиков, чью-то невнятную ругань, слов не разобрать, далеко ещё. Можно теперь и расслабиться, но попадать кому либо из командиров на глаза не охота.-размышлял Матвеев,- Выйду к ограде, позади,там в притык кухня,столовая и какие-то подсобки. Могу пройти не привлекая внимание,доски в ограде на одном месте держаться на честном слове. И так составляя план Санька налетел на здорового немца, вернее сперва увидел задницу обтянутую серыми штанами. Немчура потерял всякий страх,согнувшись над старым пеньком увлечённо срезал букет рыжих лисичек, рядом стояло почти полное грибов лукошко. Завороженный лесным богатством не среагировал на звук щелчка фиксатора игольчатого штыка карабина. Выпрямился слишком поздно, с непониманием и удивлением в глазах тихо умер. Вбитые в подкорку головного мозга рефлексы ветераном финской компании, лейтенантом Михно,спасли сейчас Саню. Немец упал на спину,с забитым почти по самый ствол штыком, точно в сердце. Упал с тихим звуком, словно мешок, словно в какое-то мгновение из сильного, крепкого тела вынули что-то что придерживающее его, расслабившись полностью. Кровь выступила на губах,на штанах униформы росло пятно, острый запах дерьма и мочи, настоящий, без шелухи и геройства, запах войны. Крови и людского дерьма вперемешку,от которого хочет выскочить нутро,волосы встают дыбом. Запах Смерти.

-Урод,урод,ну чего тебе в своей Германии не сиделось,грибников сраный.-Проблевавшись бубнил себе под нос, пытаясь успокоится, руки внезапно вспотевшие не удержали карабин,так и торчал, забитый в тело. А теперь и трясутся, неожиданность всего и страх, теперь кто спросит как все произошло не будет знать что и сказать. Как в едином порыве сорвал карабин с плеча, почему штыком ударил,да и когда успел его привести в боевое положение? Как в тумане,ну ничего не помнил, только когда тянул назад,как учили,вдруг сама по себе выскользнула мосинка из рук. И стоял, парализованый минуту на нелепую смерть этого безоружного немца. Раньше,на хуторе,не было такого, спокойно уничтожил исчадия ада,рука не дрогнула. А этот,с ножичком,грибы собирает,в чужой стране, война,все смешалось в голове. Отвратительное, гадкое ощущение,да это враг, топчется по нашей земле, его надо уничтожать. Но все равно противно на душе,тяжело нормальному человеку становится хладнокровным убийцом. Грёбаная война,что ты делаешь с людьми. Ладно,а что теперь,раз тут,возле нашего склада с горючкой,свободно шатается немец,да ещё и без оружия то наших нет,не на складе ГСМ,а и наверное и в моей части. Как же так, ведь прошло всего пять дней,где наши,танки,самолёты где нахрен все. Ведь же политрук роты говорил,что наша армия непобедимая?. Да отсюда и до границы добрых пятьдесят километров,где наши?? Это же не отступление, это бегство,так легко отдать столько территории. Или предательство? Вон сколько писалось о врагах народа, видать все точно, это предательство точно,самое логичное объяснение. Но я не они,я ещё этой немчуре покажу,а что теперь с этим грибником делать? Его искать будут скоро,вон полное лукошко собрал, значит минимум час тут потратил. Ну ещё добавить час,тогда его точно начнут искать. На этот час и надо ориентироваться, какой же ты тяжелый немчура,едва в ложбинку доволок,а теперь листьями забросать. Сразу не найдут,лежи теперя тут непогребённый,не чего было к нам лезть. А я посмотрю на склад, чего там происходит,залезу на дуб и твои меня и не увидят. Есть вблизи ограды, густой,матёрый,а впереди ещё и кустарники. Рай для шпионов,тьфу на тебя, это вы шпионы,а я на своей земле,я теперь разведчик, диверсант который.

Скрыв все следы на скорую руку,Саня уже за десять минут был у примеченого когда то дуба, красивого, как с картины какой. Сноровки было не занимать,почти на самых верх залез,дальше побоялся,тонкие ветки начнут качаться,ветра нет,вмиг выдадут его.

С верхушки дерева хорошо просматривался четырех угольник склада,два больших резервуара, наполовину вкопанные в землю,три цистерны от зиса трёхтонки на деревянных подпорках, здоровенный ангар и рядом под навесом тарахтел генератор. Был расположен торцом к дороге, настежь открытые ворота,и немного в стороне стоит мотоцикл с коляской, пулемётчик развалился и лениво ругается с рядом стоящим товарищем. В глубине всей территории кухня, маленькая казарма и хозяйственные постройки. Все окружает высокий, двух метровый, деревянный забор,с густой колючкой поверху,хрен перелезешь. Человек с двадцать рядовых и семь грузовиков,и три каких-то типа,в вышиванках, припёрлись наверное из соседнего села, помогают своим хозяевам,энтузиасты хреновые. Вон как лихо бочки по доскам закатывают в грузовик. Необычно, наши горючее в цистернах возят, а эти в бочках,да и выглядят как-то по-другому, меньше наших. Кто знает как лучше,у них своя логика, другие они и по другому думают. Время идет, какую бы пакость гадами устроить, расхозяйничались,и это пятый день войны,ведут как у себя дома. Тот прощелыга, что керосином на лево приторгововал, в пристройке,возле ограды имел свою конуру, близко от прохода в заборе. Наверняка там и загашник его есть, открыть легко, ключ хранил под кирпичом возле двери. Там и немцы не ходят, рядом короб жестяной,все отходы из кухни туда вываливали, запашок ещё тот.

Десять минут спустя Саня был в тёмной каморке, повезло что доски ограды зафиксированны на одном, верхнем гвозде,да и ключ был на месте. Оставив карабин, возле какого-то ящика лежащего возле внутренней стены, задвинул изнутри засов и принялся быстро копаться по загашнику. Десяток канистр, некоторые и полные, три больших коробки с консервами, без каких-либо наклеек,кто знает что внутри. Пять пар хромовых сапог,ношенные,но в хорошем состоянии,одни,что получше сразу обую,мои пущай немцы носют. Таак,что там в шкафчике, гражданская одежда,ну да, аферист не хотел попасться в униформе. На самом дне ящичек, сразу и не приметить,закидали тряпками. Вот это класс, гранаты,с запалами, это что, козлина и оружием приторгововал? А после бандюки из него в нас стреляли. Вот скотина,ты смотри, наган и коробка с патронами. Как же все это богатство унести. А ещё, если придумаю какую пакость,надо будет тикать по быстрому. Ладно, компромисс, из обреза сделаю западню здесь,а и делов то, привязать верёвкой и закрепить. А наган тогда с собой. Ты смотри, везуха, стаканов несколько, отлично, сейчас устрою немчуре весёлые деньки. Главное после сбежать,и чем дальше тем лучше, должно бабахнуть сильно,-спрогнозировал Саня.

Пол часа спустя унтер-офицер Вермахта обследовал доставшиеся в качестве трофеев большевицкое хозяйство. Раньше было не до того,спешили обеспечить моторизированый батальон горючим,пока наполнили бочки, пока с руганью грузили, хорошо что местные, будущие полицейские, помогали. Да и сейчас вон как старательно работают, лояльность за пример. Хорошие надсмотрщики рабов из них выйдут, служить нам, это ещё надо заслужить. Понимают,все трое первыми,сами добровольно явились.

-Так а что тут у нас?

Позади ангара притулилась подсобка, полная стеклянных бутылей с растворителем, жестяные банки со смазкой и другой мелочевкой, настоящий рай для профессионального пиромана.

Унтер-офицер Генрих, весь важный из себя,хозяйским,жадным взглядом потомственного баварца смотрел на добротную дверь.-Раз такая хорошая,то и то что внутри,заслуживает моего пристального внимания. Только то что немного приоткрыта не нравится,вообще не нравится, похоже кто-то из моих солдат засунул сюда свой нос,и точно что-то украл, наверное что-то ценное. Ну сейчас войду и всё выяснится, меня,старого ветерана не обмануть,этих моих лодырей, надо держать в строгости.

Решительно открыл дверь,сделав шаг внутрь,подписал сам себе смертный приговор. На голову свалилось ведро полное керосина,но это было лишь началом, вместе с ним, на пол, упал стеклянный стакан, разбившись на куски,освободился спусковой механизм гранаты и с тихим звонком рычажок отлетел в сторону. Три последние секунды своей жизни Генрих материл своих солдат, ведь кто,если не они, мог сделать такую гадость. А шипение запала так и не приметил, ведь вся его служба в Вермахте прошла на обслуживание других, действительно воевавших,тем, пушка то шипение говорило всегда одно и тоже-"Беги, спасайся, костлявая уже рядом и замахнулась своей косой. Может быть и не успеешь,но шанс упускать глупо."

Три секунды спустя,деревянная,добротно сделанная дверь вместе с дверным косяком вылетела наружу,стеклянные бутыли взрыв без жалости разломал на мелкие куски, тонкая перегородка, отделяющая подсобку от ангара, исчезла в будущем филиале ада на земле. Но это ещё было половина беды, вдоль внутренней стенки стояли пустые бочки советского образца, пустые от бензина, но не испарений остатков горючего. Рачительный баварец сам приказал сложить все там, что-бы не заржавели случайно. Растворитель, вперемешку с керосином и смазкой горели страшно,нагревая металл бочек,пока не начали вылетать пробки и испарения лизнул огонь. Родился маленький прообраз объёмнно-детонирующей бомбы. Крышу ангара вспучило, стоящие в ряд,новенькие грузовики Опель-блитц,вспыхнули как спички. А тот,что стоял у ворот, на погрузке, уподобился батарее фейерверков,стреляя в небо бочками полными бензина. Две штуки, оставляя за собой дымный след,рухнули на крышу одного из резервуаров. Целый год существовал склад,и за всё это время безалаберные большевики не насыпали земляной вал, разделяющий запасы горючего,надеясь на свой авось и уделяя больше внимания на снабжение чем на безопасность объекта. По счастливой случайности пылающие бочки упали на тот, с соляркой,и он вспыхнул не сразу,дав время пулемётчику,сидевшему в люльке мотоцикла, выпрыгнуть и скрыться в овраге. Покрыв голову руками, лежал дрожа как осиновый лист,от страха не смея высунуться.

Весь склад ГСМ горел, что-то периодически взрывались,осколки летели на все стороны,а в небо поднимались гряно-серые,где и чёрные, полные копоти от солярки,клубы дыма. Огонь не обошел стороной и подсобные постройки,там тоже что-то взорвалось. Вверх полетели куски досок и всяческий мусор. Горело всё что могло,даже тела немцев и добровольных помощников. От всего личного состава из двадцати солдат,семи водителей и троих западенцев выжил один, единственный рядовой,чьи брюки срочно требовали основательной стирки.

-Ну чё козлы немецкие,как вам мой костёрчик? Годится для приготовления наших грибочков? Я ещё вам устрою,за мной не заржавеет.-Довольный как слон, Саня смотрел на то что недавно было резервным складом Красной Армии,ель под ним качалась и приходилось крепко держаться. Как результат весь был облеплен смолой и хвоей, успел даже нос замазать, забыв о всём,взирая восторженно на будущее море огня. Через пять минут ему уже надоело качаться на тонких ветках, спустившись попробовал оттереть ладони, матюкнувшись на свою невнимательность. Без воды и песка,а еще лучше немного бензина,смолу не было возможности удалить.

-Ну и чего меня понесло на эту ёлку, когда рядом и других деревьев хватает? Как пугало выгляжу,где теперь то бензинчиком разживусь? Ладно,хрен с той красотой,пора уносить ноги;-закончил разглядывание себя Саня.

Быстро,почти не смотря себе под ноги, закинув полную котомку и карабин за спину,с наганом в руке,шагал в направлении своей части. Всего двенадцать километров предстояло пройти,до захода солнца должен успеть. Хотя уже понял,там своих точно нет, слишком вольготно вели себя немцы на складе.-Да если бы вблизи были свои, эта серая шушера одним часовым не обошлась.Будь что будет, пока рано терять надежду, доберусь до казарм и все будет ясно. Жаль только обреза,сгорела моя ловушка задаром. В прочем лучше так,пользы от него мало а зато тяжесть,не удобно и носить. Разменял называется,бандитскую железку на восемь банок консервов,а вот с чем,это отдельный вопрос. И коробка с патронами к револьверу не стандартная, пятьдесят штук внутри,но жаловаться не буду,запас карман не тянет. А с сапогами ошибка вышла, великоваты, надо будет мха немного засунуть,как дед Артем делал. Он только возле берёз почему-то его собирал, помню говорил что тот лечебный,для ног первое дело. Зной впитывает и кожу сохраняет от мозолей и потёртости,от этого надо беречь ноги.-думал Матвеев,не забывая делать короткие остановки,контролируя взглядом окрестности;-Здешние места выглядят добрее чем у нас на Урале, логично было бы что и люди тоже. А в действительности всё наоборот получается, злыдни а не люди тут живут, интересно,они хоть кого-то не ненавидят,кроме себя и папы римского? Да и за того папу не совсем уверен, христьяне вроде,но что странно, талдычят,молясь,только на польском языке-"матка боска, матка боска.". Матерь божию вспоминают,а о Христе и десяти заповедей почти и речи нет. Чудно всё, очень чудно, чувствую что ещё намаемся мы с ними. Выглядят местные как старая, больная, рухнувшая берёза, снаружи сияет а трухля внутри. Не дай бог эта зараза расшириться,быть беде. Одна надежда на товарища Сталина.-мотались клубком мысли в голове,пока Саня разглядывал окрестные холмы,утопающие в густой растительности.

С последними лучами солнца вышел к тому месту,где раньше располагалась автобат и приписанная на неопределенное время его рота. Все деревянные строения, казарма, гаражи, хозяйственные постройки превратились в пепелище. Остались только каменные печи, закопченными трубами попирая небо. Воронки повсюду,большие,но не такие как Саня однажды видел,на полигоне,после взрывов артелериских снарядов. Там,где были гаражи,виднелись остовы грузовиков,от них сохранились лишь кабины,да и те перекошеные, кузова выгорели под чистую. Огонь давно угас,от момента пожара прошло уже два, может и три дня. Дым давно рассеялся,в воздухе больше не было того резкого запаха,знакомого и очень неприятного, после того,как белые,когда-то в детстве,сожгли половину его села,убили маму. В душу вернулось то горькое чувство полного одиночества и пустоты.

Ему было не вдомёк,что кроме уничтожения авиации Красной Армии на аэродромах,второй,по важности,задачей была максимальная парализация транспорта,блокировка возможностьи маневрирования и создания на направлении ударов хоть какой-то линии обороны. Так и с автобатом,стаи Ю-87,сравняли с землей на второй день войны Санькину часть,ослабив группировки войск большивиков,много не повоюешь без подвоза боеприпасов и горючего. А то количество, которое было на дохват руки,довольно на один, максимум два боя,к тому же малые резервы горючего. Как результат,колонны брошенной техники по обочинах дорог и радостные лица солдат Вермахта. Для них всё складывалось замечательно, столько трофеев, разобщенный противник,с прерванными линиям связи,с команднным составом не оссознающим всего что происходит. Да и с местными жителями нет проблем,от желающих служить во благо Великого Рейха отбоя нет. И это в первые дни, даже во время французской компании,жители Эльзаса и Лотаргинии,немцы,были много холоднее в выражении своих чувств. Оправдываться предвидение нашего мудрого Фюрера,роль, судьба германской нации в владении осталыми,эти местные сразу осознали своей звериной натурой,кто является настоящим хозяином и кому надо служить. Похвально, будет кому заниматься грязными делами,не марая честь мундира очисткой территории от черезмернно расположившись особей. Останется только тот,кто заслужит право быть нашими рабами,ну а что делать с другими,решение очень простое. При правильном подходе, из всех них выйдет отличное удобрение, повышение общей урожайности,продуктовая безопасность,важно для будущих поколений Германии. А это возможно только при рациональном подходе к каждой мелочи. Так всё и будет, обязательно будет,но пока что надо выполнять приказ и во весь глас заявлять о том что цель похода на Восток освобождение пороблённых народов от ужасов коммунистического, большевистского гнёта. Все народы СССР,а их так много,а если и нет, то мы выдумаем за них, главное на данном этапе разделить,всех,народы,народности, манинины,города, области. Пусть почувствуют себя другими,от соседа,от тех с другой улицы, оптимально было бы и от своих родителей и друзей. Так нам будет значительно проще ликвидировать бесполезную массу, понапрасну вдыхающую это прекрасный воздух.

Все это,что являлось двигателем, идеей Всех новых хозяев Европы, было так далеко, от мотавшихся в голове своих собственных проблем. Шагая по пепелищу,обходя стороной воронки,видя и не веря своим глазам, повторяя про себя, снова и снова-заплатите,заплатите суки,за всё заплатите.

Дойдя до сгоревших гаражей внезапно улыбнулся;- одиннадцать,да, всего лишь одиннадцать остовов грузовиков,из тридцати.осталных нет. Выходит что большинство спаслись, эвакуировались,не всё потяряно!-Буквально бегом полетел Санька на другой край территории,туда,где дорога вела на Восток. И выйдя на путь,увидел холм братской могилы,до его отъезда из части этого ещё не было. Вместо привычных крестов на кладбищях, большая, толстая доска,с нарисованной пятиконечной звездой, немного внизу надпись, список погибших и дата гибели. Сняв пилотку и утерев зной с лица,читал, медленно, прощаясь со своими товарищами.

Так и стоял,со смятой пилоткой в одной и наганом в другой руке. Целых десяток минут,читая список, снова и снова, стараясь вспоминить каждого, каждую фамилию, мысленно обращаясь к каждому погребённому;-отомщу, отомщу за тебя братишка,спи спокойно.- Тяжело вздохнул и не смотря по сторонам, растворился в зеленой стене леса, идущей вдоль дороги. Солнце почти зашло а он шел,в полутёмках,не останавливаясь, злой на всю свою жизнь.

Постоянно? приходилось терять близких тебе людей, сперва мама,дед Артем, парнишка с которым дружили в детском доме,которого зарезала гопота из-за кисета табака,Гришаня водитель,погибший в первый день войны. А теперь столько хороших людей,знакомые и не очень, вместе служили,и за каждым сердце болит,они его сослуживцы,они его товарищи,они свои. Переставляя едва ноги,шагал не обращая внимания ни на что, двигался пока было сил в его теле, после обессиленный сел под каким-то? деревом,наслонившись спиной на ствол. Навалилась усталость, словно целый день разгружал вагоны,не в силах пошевелиться?, лишь каким-то чудом не потеряв револьвер и пилотку. Так сидя и утонул в спасительный сон, наконец-то перестал вертеться перед глазами калейдоскоп лиц людей,которых больше ни когда не увидит в живых. И они все свои,не чужие,свои,хотя с некоторыми и не знаком,но всё равно они Свои.

Около семи ура Саня проснулся, от чего-то напоминающего жужжание шмелея,и то не одного, минимум небольшой рой где-то вблизи.-Какой к черту рой! Шмели поодиночке летают!-в недоумении открыв глаза смотрел в направлении шума. В звуке появились отчётливые оттенки лязга металлических предметов. На четвереньках,медленно, пополз в том направлении, стараясь быть скрытым густой травой и кустарниками. Через десять минут, лёжа испод нижних веток молоденькой сосны,наблюдал колонну больших грузовиков, тянущих за собой гаубицы,прицепы полные каких-то вещей. Кузова полные ящиков прикрытых брезентом, пушки,похожие на наши сорокопятки,с колёсами на спицах и как будто немного другим стволом,наш покрупнее будет. Грузовики держали между собой дистанцию в сотню метров,ползли со скоростью где-то двадцать, тридцать километров, оставляя за собой клубы пыли,вперемешку с вонючей гарью дизелей. Бесконечный поток,нет ни малейшего шанса перескочить дорогу не заметно. Оставалось только ждать,- железный порядок, дисциплина,нет как у нас кого-то спешашего и обгоняющего остальных,внося не нужную суету и создавая хаос.-Зрелище всего этого подавляло всякую мысль о попытке оказать сопротивление такой силе,а повременно затесавшиеся,в бесконечной колонне, танки убеждали сомневающихся. Стальной каток Вермахта,во всей своей красе, неумолимо двигался,по дороге ведущей на восток.

Час пялясь на бесконечные потоки колонн, слившихся в один и вдоволь наглотавшись пыли, ветер,как на зло, сносил всё в его сторону, уполз в густоту леса. А потом,осторожно двигался, вдоль дороги, стараясь не выдать себя, держась в тени и обходя стороной редкие поляны. Пока что вокруг лес, он в безопасности,а дальше,кто его знает, главное что-бы он вёл на восток,а там услышать шум сражения и тогда через линию фронта к своим.

-Прут и прут,вот же гады, какое количество, здуреть, и ещё дистанцию большую держат между собой,тут и засаду нормальную не сделаешь. Накроешь один,два грузовика а дальше из уцелевших солдаты как горох,это ещё если танки не брать во внимание. А сколько бронетранспортёров,там пулемётчик, причешет из-за брони,с ним без пушки бодаться глупо.вон у тех гробов с гусеницами она под углом,в рикошет пуля уйдет, даже если и та броня слабая. От это всего желудок бурчать начал,пора привал сделать,да и о воде подумать, осталось всего половина фляги,-думал Саня, глядя сковозь густые кусты на дорогу.

Но од позденнего завтрака пришлось отказаться, впереди послышался громкий смех, вернее сказать ржание,даже перекрывшее звук доносившийся с дороги. Пройдя каких-то пятьдесят метров, едва не попал в беду. Лес заканчивался,у самой границе деревьев стояло два Т-26,и то последний модификации,с башней идущей под конус. Открытые люки, закопченные борта с видимыми, даже отсюда, небольшими дырами в бортах. Рядом с ними стоял немецкий, полугусеничный бронетранспортер, солдаты в мышиного цвета форме фотографировались на фоне подбитой техники красных. Один,с наглой рожей, взобрался на башню танка,надел штык на свой карабин и принялся изображать как храбро протыкает броню. Чем вызвал у своих откровенное ржание, вскоре к ним подъехали два мотоцикла и присоединились к общему веселью.

-Восемь из того гроба, плюс эти пятеро,на своих тарахтелках подъехали,тут мне ловить нечего,а вон тот, что постарше выглядит,смотрит постоянно в мою сторону, меня то увидеть ему нету шанса. Но видать битый волк, нутром гад почувствовал взгляд, опытный вояка,точно самый опасный из этой группы. Отойду лучше немного назад, обожду пока они уедут,надо будет поглядеть что там в танках осталось, один горелый а вот другой вроде как просто брошен,не и ему в борт влепили, точно в моторный отсек. А и дальше большие луга и редколесье,тут только ночью пройти возможно,а сейчас лезть на открытое верная гибель:-подавив в себе желание пальнуть по немцам, Саня пополз назад.

Осторожно, ползком, стараясь не издавать шума,углубился в глубину леса на добрых пятьдесят метров, лишь там встал на четвереньки,наблюдая за поведением птиц. Пернатые друзья,не обращая внимания на него, занимались своими делами, давая ему понять,что ничего опасного поблизости нет. Чертыхнувшись, вынул из ствола карабина тонкую веточку,после перевесил его прикладом вверх. Пробравшись ещё немного наткнулся на густой, высокий малинник, почти с полтора метра в высоту, занимавший собой небольшую поляну. Большие,острые колючки, плотная зелёная стена на добрых восемь метров радиуса, переплетения веток создавали непреодолимое препятствие. Но Санька, воспитанный дедом Артёмом, который в лесу себя чувствовал как дома, знал использовать кустарники как отличное убежище,где даже волки не залазят а и люди, пока не созрела малина обходят стороной. Взяв в руки длинную ветку,что валялась поблизости, начал раздвигать переплетения стеблей,создавая небольшой проход,за каких-то пять минут он уже был в самом центре этих колючек. Там вырыл из земли часть растений и прислонив на остальные, стараясь не поднимать вырытые ввысь. Получилась маленькая полянка невидимая со стороны.а вернув на прежнее место стебли,закрыл за собой проход. Лишь тут позволил себе расслабиться,и тут же желудок напомнил о себе. Вынув из котомки наган, что лежал сверху,отряхнул от крошек хлеба. Пока были эти все маневры по лесу,краюха засохшего хлеба основательно была издробленна барабаном револьвера.-Теперь ко всем заботам ещё надо чистить железку. Да и дно фляги скоро будет видно. Но сперва утихомирить урчание пустого желудка,-последние,грамм с двести,триста,колечко колбасы с остатками хлеба исчезли в мгновенье. Позволив себе четыре глотка воды,занялся чисткой оружия.

-Всего три часа, если точно идёт это трофейное чудо.До вечера успею и поспать, дальше ведь предстоит ночные,быстрые переходы. Наверняка немцы не ездят в потёмках,так что идти можно вдоволь дороги,по обочине пути. Летние ночи короткие и следует торопиться, дойти до следующего леса. Ну а там будет видно куда дальше,компас со светящимся циферблатом и стрелкой поможет мне не запутаться в направлении. А ещё и надо успеть обследовать тот танк, который выглядит целым. Главное не налететь на припозднившихся немцев на своём пути, не надо сейчас мне стрельба,в потёмках,по не понятным целям, может быть и кто-то из наших,как я к своим пробирается;-составил себе план Матвеев;-Ладно,сыт вроде,почистил все,пора и на боковую, слава богу что не храплю,тут безопасно,хрен кто меня найдёт. Мысли и волнения в сторону и как деда учил ощутить течение времени, тогда и без будильника проснусь когда надо.-

Вспомнив тот год на пасеке с дедушкой Артёмом дотронулся до бирюзового камушками, вплетённого в кожанный ремешок, приятный холодок растекся по ладони. Теперь он носит его на шее, его черёд, напоминая о тех беззаботных днях,- Хороший и очень добрый к нему был деда, хотя и о нём старухи возле церкви всякие глупости говорили. Думали я не услышу, раскудахтаются на пол села,не обращая внимания на остальных. Мол вон,приёмыш того нехрестя, ведуна пердуна,опять кому-то мёд несёт,сами они пердуньи старые. Когда бабы воду из колодца доставали почти всегда своими ароматами воздух пополняли,пердят постоянно, словно только горох едят. А и какой он нехресть, иконки в его избушке в углу висели, потемневшие от времени,на дощечках нарисованные. Ну конечно, если руку на сердце не очень то и молился, крестился дед. Больше по утрам выйдя на порог,брал в ладонь этот камень и что-то бормотал себе под нос, глядя на восхождение солнца. Говорил, что тот камень давно у них в роду,мол его дедовом деду дед дал, давным-давно, доставшись в наследство. Ещё тогда он нажаловался Артёму,о том что судачат старухи в селе. Тот только рассмеялся,мол не обращай внимания на них, бабские языки длинные да ум короткий, пусть себе чешут,от нас не убудет. Один хрен, когда хворь какая-то приключится, завсегда прибегут помощь искать,от дохтура пользы мало,да добираться далеко,а я тута, рядом.

Так вспоминая о том годе Саня и заснул, впервые за все время с улыбкой на лице и каким-то теплом и спокойствием в душе. И проснулся когда начало заходить солнце, точно как и задумал. Повалявшись ещё с пяток минут собрался и покинул убежище в самом центре малиника. Уже знакомым путём,добрался на край леса,оба танка сиротливо стояли на старом месте, большой луг был пустынным. А на дороге больше не было никого,- видать колонны передвигаются только днём,-

Но не желая рисковать попусту, на четвереньках дополз до того,с виду целого Т-26, люк в днище был открыт и грех не воспользоваться возможностью незаметно попасть внутрь. Через минуту сидел на месте наводчика и пытался разобраться что и где находится. До сих пор в танках он не был, видел только снаружи,всё было в диковинку. Обследование не дало абсолютно ничего, снарядов не было,пулемёты ДТ отсутствовали?, никаких припасов не было. Словно кто-то,с развитой хомячей натурой,до него побывал здесь. Из всего полезного нашлась лишь алюминевая ложка и клубок чистой ветоши. Попробовал открыть затвор пушки и обнаружил что какие-то детали тут отсутствуют, видать экипаж постарался привести все в нерабочее состояние.

-Тут ловить нечего,-вздохнул разочаровано,пока нет никого решил заглянуть в тот,горелый, и там под сиденьем механика- водителя наткнулся на почти полный диск патронов к пулемёту.

-Годятся и для моего карабина,сорок штук,эх, ещё бы какую гранату найти для полного счастья. Хреновый из меня трофейщик, больше терять время попусту на эти мёртвые железяки не буду, один чёрт ничего не понятно. Даа, пяхота я неумытая, необразованая, кстати воды почти и нет.надо позаботиться.-

Через пять минут шагал вдоль дороги, лунного света ему было достаточно,что-бы не влететь в колдобины.-Если не останавливаясь идти, до к рассвету можно добраться до следующего леса, хотя там, надо будет вести себя поосторожнее, рядом,в трёх километрах село. А после здешних хуторов доверия к местным больше нет.

К половине второго ночи возникала большая проблема,дорога раздваивалась,куда дальше не ясно,по компасу надо в лево,но судя по отсутствию следов,в том направлении никто не ездит,в отличии от правой. Чесание затылка не сильно помогло, вокруг луга, засеяные пшеницей, рожью поля, абсолютно негде скрыться днём.

-А где наша не пропадала, чего думать,надо на восток и край,левая дорога не подведи.-

До четырех часов топал Санька сверяя направление с компасом, тут он никогда не был, абсолютно не знакомые места. Но видимо везение не оставило его, редкие деревья постепенно превратились в густой лес, небольшие поляны, с множеством свежих пеньков, говорили что эта дорога проложена лесорубами. Так что и с водой будет всё в порядке, лесов без родников не бывает, найти не большая проблема для него. Настроение пошло в гору, даже ремень карабин не так беспокоил плечо,до рассвета осталось где-то час с половиной. Следовало поторопиться, пройти как можно дальше,и что-бы не терять время он вышел с обочины на путь. Самоуверенность едва не стоила головы,в последний момент успел пригнутся.

Свет маленького костра освещал три немецких мотоцикла с колясками,стоящее из-за густых кустов. Рядом палатка, чуть дальше замаскированый пулемёт, часовой выдал себя огоньком сигареты. Его лишь это выдало.

-хорошо справляется со своими обязанностями,в стороне, пламя костра не слепит глаза,с умом выбрал место. Видать не первый раз в лесу, опытный вояка,но судя по огоньку сигареты стоит боком когда мне и зато и не заметил как прусь по центру дороги. Ох и мне повезло придурку,да обернулся на секунду и увидел бы мой силуэт. А что было бы дальше страшно и представить. Непонятно,три мотоцикла, это минимум шесть человек,а по уму и больше. Один на страже,один спит возле пулемёта,до сюда его храпенье слышно и как остальным не мешает. Неужели в ту маленькую палатку четверо залезли,по этой жаре. Эх жаль, гранаты нет,как бы сейчас пригодилась. Задолбал уже этот часовой, постоянно бросает взгляд в мою сторону. Ну чего тебе не спится,вон как всё мирно, даже сов не слыхать, давай, вздремни малёхо гад. А я за то время уберусь отсель,все останутся живы и здоровы, хотя на вас мне наплевать, главное я останусь жив и невредим.-

Уже добрых пол часа Санька стоял полусогнутый, не смея двинуться в сторону, выдать себя не осторожным движением. За год проведённый на пасеке, хорошо научился у деда Артёма как себя вести в лесу. Дёргнешся в сторону и любой тебя увидит, даже краем глаза,по горизонтали только живые существа перемещаются. Так что осталось только потихоньку опускаться вертикально,к земле матушке,ну а там ползком,по обочине, медленно свалить подальше отсюда.

Почти столько же понадобилось что-бы спуститься,все мышцы начали болеть от того. Наконец-то удалось, без каких-либо звуков, резких изменений своего положения, исчез с просматриваемого немцем пространства. Ещё десять минут ползком по обочине пути и можно перевести дыхание, теперь между ним и лагерем мотоциклистов сто метров.

-Пронесло, хорошо что не в штаны, расслабился через чур, хренов вояка. Ещё эти за каким-то спят в лесу, деревень им мало что-ли, нашли тоже мне место. А впрочем если подумать то что-то подозрительно все получается, умные они,тут точно не случайно. И как назло гранаты нет, сейчас бы повеселились,пока спят. Минимум тех, что в палатке к праотцам отправлю, кидать то я хорошо умею. Тетереву в голову камнем на раз попадал,а тут в полуоткрытую палатку всего лишь.

Пока стоял почувствовал как ремень карабина давит на плечо,да и котомка тоже.

-Пять минут ничего не решает,сниму и отдохну,глотну воду,в горле как в пустыне, перенервничал слишком.

Вода кроме освежения заставила проснуться Санькино врожденное любопытство, из-за которого ещё мальцом столько раз был выпорот,и всё даром. Хотя уже и сам себе постоянно повторял-"что любопытство кошку сгубило", безрезультатно. И вот опять нет мира от своей натуры, гложет душу.

-От действительно,ну чего немчура торчит тут в лесу,у дороги, где кроме лесорубов почти и нет никого. Вон в колее и трава кое-где проросла. Как бы часового вырубить, тихо,у него наверняка моя заветная граната, может быть и не одна,не даром моя жаба жадюга разволновалась. Тогда тем в палатке кранты,как и пулемётчику,положу под бочок и проснуться не успеют. А у них добра всякого полезного,харчи, оружие,кто знает может быть и ещё какая-то неучтёнка,и все мне надо,гол как сокол,исхудал совсем. Не так дело не пойдет,думай башка,думай,а то совсем обленилась.

И тут на ум пришло воспоминание, о том как дед Артем острогой рыбу бил по весне,и ещё заставил и его. Пока научился,столько подзатыльников получил ужас просто,как голова не отпала. У Артема рука крепкая, ещё и говорил что для пользы,дурь выбивает.

-Эх Гришаня водила, ножик твой прийдется разкурочить, короткое лез



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Объявления о продаже ретро мотоциклов, продажа ретро Законы связанные с инфляцией

Самодельная пушка для танка Дрожин Виктор Иванович. Дедов оберег
Самодельная пушка для танка Мир оружия
Самодельная пушка для танка 7 дачных чудо-помощников! Необычный ручной садово-огородный инструмент
Самодельная пушка для танка Аксессуары крючком, домашние мелочи Записи в рубрике аксессуары
Самодельная пушка для танка Бежевая туника вязаная спицами Мир вязания и рукоделия
Самодельная пушка для танка Более 25 лучших идей на тему «Ткачество для детей» на Pinterest
Самодельная пушка для танка Вязание для маленьких Записи в рубрике Вязание для маленьких
Самодельная пушка для танка Вязаное серое платье с ромбами Вязание спицами и крючком Азбука вязания
Группа видео уроков, мастер классов : Татьяна Лазарева. Страница 1 КРУЖЕВИСЕРОМ СО СХЕМАМИ ВЯЗАНИРОКАМИ. Обсуждение на Как нарисовать черепаху Рисунок черепахи карандашом Как сшить натяжную простынь на резинке. Мастер-классы. Обсуждение на Ленточный фундамент под каркасный дом: устройство основания Несколько эффективных способов как привязать крючок к леске

Похожие новости